"Ребрышек хочу! Жареных на гриле, бараньих. А вообще – слона бы съел сейчас. Хочется какой-нибудь очень вкусной вредной пищи. Разок ведь можно теперь себе позволить?" Серебряный призер Игр Евгений Коротышкин мечтательно закатил глаза и даже причмокнул от предскушения. В пресс-центр на интервью он, как и Анастасия Зуева, пришел не один, а со своим тренером, итальянцем Андреа Ди Нино. Интервью совсем уж было отменилось из-за задержки пловца и совсем позднего времени, как вдруг в комнату заглянул коллега: "Да вот он, Коротышкин – по коридорам ходит, вас ищет..."


- Женя, вы такой любитель вредной пищи?


- Так ведь из-за Олимпиады приходилось постоянно сдерживать себя, во всем себе отказывать.


- От чего было труднее всего отказываться?


- От своей привычной жизни в самом начале олимпийского сезона. Когда четыре года назад принял решение переехать в Италию, тренироваться в другой стране, сменить язык, пищу, оставить родных, друзей, это тоже было трудно. Я поехал в Италию просто попробовать


– а вдруг пойдет? И вдруг пошло.


- После Игр в Пекине вы говорили, что через четыре года закончите плавать.


- Сначала я сказал, что все, больше в бассейн ни ногой. Но нашлось много людей, которые меня отговаривали. Они просто спросили меня: что нужно, чтобы я продолжал плавать так, чтобы завоевать олимпийскую медаль. Вот и огласил свои условия. И нашел взаимопоимание во всех вопросах.


Переезд ведь был не пустяковым делом. Когда человек куда-то едет, он должен быть уверен в том, что не будет брошен. Должен быть тренер, причем тренер топ-уровня, спортсмены, которые плавают рядом, должны быть определенного уровня. В идеале – финалистами чемпионатов мира и Олимпийских игр. Все это требует громадных усилий.